Vera Every (vera_every) wrote,
Vera Every
vera_every

Categories:

Где здоровье поправляли македонские цари

Впервые в жизни погрузившись в ванну с горячей водой – мне было в то время лет пять-шесть – я жалела только об одном: в ней нельзя плыть – места мало даже для моей тщедушной тушки. Идеалом мыслилась большая-пребольшая ванна – я мечтала в ней поплавать. Ждать, пока мечта сбудется, пришлось долго.

И ехать оказалось далеко: куда-то в сказочный – сплошь из старых платанов лес, растущий на склонах горы Ворас, через который между скал по ущельям бежит кипучая бело-голубая речка, чье название – Термопотамос наводит на мысль о захворавшем бегемоте, но означает всего-навсего – тёплая река. На самом деле она холодная – ледяная, из тающих снегов, НО! В низине вдоль ее русла бьют горячие источники – до того полноводные, что в местах их выхода река разливается и клокочет, исходя банным паром.




Где-то в этих горах спит вулкан, дремлет… и подземная водичка от бурлящей магмы нагревается, собирая из недр по пути наверх «всю таблицу». Этот химически-целебный коктейль натурально извергается водопадом – и не одним. Хочешь спинку погреть – становись! Хочешь поплавать – на здоровье!

1.JPG

Именно так македонские цари (а до них с бронзового века тож не дураки жили) и делали, начиная с дядюшки Александра Македонского – Аридеоса, по имени которого и называется здешняя деревенька – Аридея. Где ж еще залечивать раны и готовиться к новым походам, как не в этом «саду Эдема»?

Вода в открытых бассейнах +37. Можно выбрать естественный маленький и, перелезая через бортик, чередовать «холодный душ» в реке с горячим – в источнике.



А можно пойти в большой бассейн – глубокий и просторный: та самая большая-пребольшая горячая ванна из моей детской мечты. Только еще лучше: вокруг живописные лесистые скалы – дикие, как оскаленные зубы.



Плыть в горячей воде… странно. Я так и не сумела привыкнуть к ее температуре, как привыкаешь к холодной – речной или озерной воде, зато почти сразу ощутила ее минеральную тяжесть.


В передней части бассейна, отделенной пенопластовой «колбасой», глубоко, и людей здесь гораздо меньше, а вид на окрестности лучше – я сразу из «лягушатни» туда уплыла.

Я хорошо плаваю – без устали, во всяком случае, не знаю, сколько мне нужно проплыть, чтобы ощутить усталость. В спокойном море, просто задумавшись, проплыла вдоль двухкилометрового пляжа туда и обратно и опомнилась только когда поняла, что сестра давно меня ищет: «Бегаю туда-сюда, – говорит, – смотрю, вон возле буйка чья-то белая голова – ах нет, это мужик в кепке!» В термальной же воде я не то что устала, но было жарко и тяжело. Четверти часа мне хватило.



Гулять в горном лесу, где по дну неглубокого каньона бежит нежно-голубая бурливая речка, заглядывать в огромные, как медвежьи норы, дупла платанов, смотреть на небо, уловленное в сети поредевшей лимонно-зеленой листвы – эх, я бы тут до ночи гуляла! Но нельзя, а то придется танцевать сиртаки за автобусом. А ночью тут наверно как в стихах Волошина:
«Небо запуталось звёздными крыльями в чаще ветвей. Как колонны стволы».





Днем же резная листва над головой, мощеные дорожки и мокрые лысины валунов в солнечных пятнах.





Я бы приехала сюда еще – ради одних только прогулок, и бог с ним, с купанием – таки я не македонский царь, мне – мечта сбылась, и ладно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments