может быть

О глупости, цинизме и о том, кому мешают скамейки в парке


Москвичи боятся ковида на лавочках и детских площадках (фото сегодняшнее)

В последние дни в связи «с обострением» парковые лавочки стали звездой новостей. Теперь на них запрещено сидеть под угрозой штрафа. Видимо, коварный вирус внедряется через задницу прямо в мозг в легкие – особо опасная мутация, московский штамм, да-с.

Причем репрессиям в нашем богоспасаемом граде подверглись не все лавочки, а лишь те, на которые указал начальственный перст. Не говоря уж о «незамеченных» детских площадках, пляжах и прочих посещаемых местах. Дворовые же конструкции вовсе никого не волнуют. И слава богу.


Collapse )
может быть

Самый, самый, самый…

Сегодня у меня особенный день рождения – юбилейный. И я хочу зафиксировать сама для себя (из любопытства, чтоб посмотреть потом, как это изменится) свое нынешнее состояние по тем вопросам, какие имеют для меня значение.

Collapse )
может быть

Личный словарь. Внутренняя свобода

Внутренняя свобода кажется естественной, изначально нам присущей. Разве не всякий ею обладает? Мы ведь вольны думать, как хотим, верить во что угодно, делать или не делать, что сочтем нужным. Вольны? Никто ведь не запрещает? Никто.
Мы сами решаем, пользоваться ли внутренней свободой или ну ее от греха. Внутренняя свобода – бремя. Часто непосильное.

Это сугубо человеческая проблема: мы сознаем свою отдельность – неизбежность болезней, старости и смерти и чувствуем себя пылинкой в сравнении с мирозданием. И хотим примкнуть к некой общности, которая направляла бы нашу жизнь, придавала ей смысл. Иначе ощущение своей ничтожности подавляет нас, парализует желание действовать, жить.

Мы разрываемся между стремлением быть свободными, сильными и чувством своей незначительности и слабости. Стараемся выглядеть независимыми, уверенными в себе, критичными, но на самом деле внутренне одиноки, изолированы и запуганы.


Collapse )
fler

Лето в голубом – от лучшего ландшафтного дизайнера в мире

На этом поприще нам с природой не тягаться, сколько ни тщись. Можем конечно и клумбу, и цветник, и «речку» из незабудок с тюльпанами «по берегам», а так чтоб сердце щемило, чтоб застыть посреди леса, давая заесть себя комарам…

Синий цвет в лесу не самый заметный. Вот лютиковые и одуванчиковые поляны – те небось из космоса видать, а скромненькую веронику или темные свечи живучки бывает и не разглядишь под ногами. Не говоря уж о фиалках – это ж прямо носом в траву нырнуть надо! К тому же и фиалки нынче редкость – не на каждом шагу встретишь.

Нет, красота синеньких цветочков не из тех, что бьет в глаза, она из тех, что берет за душу. Может потому, что почти все они любят тень и украшают собой потаенные лесные уголки, где и цветов-то не ждешь…


Брунера крупнолистная


Collapse )
солнечный ветер

Пессимист vs оптимист

Насчет веры в человечество. Где ее берут?
Прошлое и настоящее соврать не дадут: нет такой страшной сказки, которую мы не можем сделать былью. Нет такой самоубийственной глупости, которой мы не в силах придать планетарный размах. Но в обратную сторону – воплотить в жизнь светлый сценарий – установка не работает.
Правда, можно и по-другому на это взглянуть: удивиться не тому, что история полна примеров дури и жестокости, а тому, что многие люди сохранили в себе доблесть и доброту, несмотря на все, что происходило с человечеством. Так я себя утешаю. Не помогает.
чистый лист

Трудные вопросы (1)

Иманд (33) – Анна (30)

После обеда кофе подают в маленькую гостиную. Спешить некуда, можно посибаритствовать у камина, насладиться уютом и разговором по душам. Иманд придвигает кресла к огню и соединяет широкие подлокотники, превращая их в столик – как раз поместятся чашки, кусок сочного пирога с малиной и Аннины хрустящие палочки из горького шоколада с соленой карамелью.

Эти посиделки в послеобеденный час редкое удовольствие. Анна в домашнем мадаполамовом платье цвета топленых сливок, поверх которого накинут длинный пеньюар из той же материи с широкими рукавами и множеством оборок. Она скидывает туфли. Пышные складки одежд волнами ложатся вокруг коленей, живописно свисают с края. Облокотившись о спинку, она грызет шоколадную палочку и нежится в токах сухого смолистого тепла, от которого колышутся легкие оборки и завитки волос, небрежно заправленных за ухо. Сосновые поленья постреливают шальными искрами, сине-оранжевые юбки пламени взлетают и опадают, мечутся из стороны в сторону, словно отплясывают канкан.


Collapse )
может быть

Какое слово лишнее?

«Автомобиль», «ехать», «каюта», «колесо», «дерево» – какое слово лишнее? Попробуйте ответить на этот вопрос прежде, чем заглянуть под кат. Не потому, что там – правильный ответ. Нет, ваш ответ, каким бы он ни был, и есть правильный потому, что эта задачка показывает, как наш обычный образ мысли формирует восприятие. Род занятий или привычка определяет, на какие «элементы» мы мысленно раскладываем то, что видим.

Collapse )
жасмин

Ой, цветет чего-то…

Черемуха, считай, отошла, но первый вал цветения в наших краях только-только вздымает свой пышный гребень. Да ладно, не буду я про сирень, яблони-и-груши и вообще про деревья. Вряд ли кто стоит в недоумении перед цветущим каштаном, соображая, что это за диво, или перед рябиной задумчивостью мается. А вот кусты, кустики, кусточки разнообразно цветущие нынче на каждом шагу… Кусты мы ведь только тогда и замечаем, когда они цветут.

Иду намедни по Шишкиному лесу. У куста, усыпанного белыми цветами, женщина топчется и, поймав мой взгляд, говорит недовольно:
– Надо же, черёмуха, а воняет черт-те чем! Залежалыми рыбными консервами!
– Черёмуха – вон, – показываю ей «такой же» куст на другой стороне дорожки. – А это вы иргу нюхаете.



Слева черемуха, справа ирга колосистая – похожи?
Очень. Особенно на беглый взгляд. Человек непривычный разве что по запаху отличит, а внимательный заметит, что у ирги соцветие компактное и бодро кверху торчит, а у черемухи – длинное и вислое. Хотя бы так.


Collapse )