?

Log in

No account? Create an account
 
 
Vera Every
14 July 2019 @ 05:35 pm
В чем у меня сроду недостатка не было, так это в советах и советчиках. И те и другие обычно непрошенные, но это уж как водится. Большинство из них (каюсь), я пропустила мимо ушей. Некоторыми воспользовалась. Из этих последних до сего дня помню только два. Один – от чемпиона мира по прыжкам в высоту, другой – от Чехова.

***Collapse )
 
 
Vera Every
Он (24) – Она (21)

Принято считать, что такие как она всюду ходят с охраной. Чепуха! Вот же она идет совсем одна. И никто даже не подумает искать ее тут – в заштатном предместье Лилля в восьми милях от Бельгийской границы. Она здесь инкогнито, и тем же вечером неузнанная вернется в Париж. В следующие месяцы она не раз повторит этот путь (благо, расписание лекций в Сорбонне, оставляет ей довольно свободы).

Их первая встреча случится прямо сейчас, когда они совершенно к ней не готовы, хотя приехали сюда именно для этого. Они даже не узнают, что встретились…


Начало осени во Франции...Collapse )
 
 
Vera Every
05 July 2019 @ 10:43 pm
Если бы мы с Ёлкой были ровесницами – соседками или коллегами, не факт, что подружились бы. Наша общность – не природная данность, хотя сходство натур налицо. Просто Ёлка как всякий ребенок переняла от меня и усвоила как собственные многие взгляды, установки и поведенческие модели. Не будь у нас такой базы для взаимопонимания – сблизились бы мы? Кто знает…

Нынче, гуляя в лесу, она сама завела разговор с вопросами, взятыми из арсенала какого-то профи. Позже я его записала. Хотела взглянуть, далеко ли «яблочко» укатилось…


Вопросы и ответыCollapse )
 
 
 
Vera Every
Иманд (45) – Анна (43)

Ветер с Ботнического залива бодрит костерок, который они развели на краю скального уступа, рвет на клочки рыжее пламя. День был теплым, но к вечеру видно, что конец лета близок – он брезжит в ясной дали, простертой над морем, словно небо над ним впитало холод северной ледяной воды. Сосновые сучья постреливают в огне, выбрасывая снопы розовых искр.

Смолистый дымок дразнит аппетит, разыгравшийся от долгой скачки и морского воздуха. И очень кстати теперь захваченные с собой булочки с сыром, медовые груши и виноград. Анна расстилает на траве клетчатую скатерку, вынимает из корзины льняные салфетки и румяные булочки с гладкими, будто шелковыми ломтиками сыра.
– Хочешь, погреем их на углях, – предлагает Иманд, с треском ломая о колено толстый сук, – теплые будут вкуснее.

Их утро...Collapse )
 
 
Vera Every

Поглощенные светом. Амстердам. Автор: Гали Май Лукас

Почему люди делают это: сидят вместе в кафе или на лавочке, или дома на диване – на свидании, на вечеринке, перед теликом и… каждый «втыкает» в свой телефон?


Я знаю девушку, которая знает ответCollapse )
 
 
Vera Every
20 June 2019 @ 11:30 pm


Шелковистая охапка пионов, подаренных на день рождения, увяла, оставив после себя целый «детсад» – 16 кудрявых розовых малышей. Самый крупный из них – с ладошку. Мелкие, круглые как леденцы на палочке, бутоны раскрываются один за другим, не набрав должной пышности, и напоминают новорожденных лопоухих щенят – таких умилительно-славных, что хочется их потискать. Но я пока держусь, и только глажу пальцем их упругие, шелковые, такие живые головки.
 
 
Vera Every
18 June 2019 @ 12:01 am
Иманд (26) – Анна (24)

Когда тебе 24, полное отсутствие любовного опыта – не добродетель, а проклятье. Времена целомудренных дев – к худу ли, к добру ли, давно канули в прошлое. И что делать тем, кто не канул вместе с ними?.. Раньше Анна не переживала. Любовь, втайне наполнявшая сердце, делала ее равнодушной к страстям, лежащим вне этого чувства. Невинность не тяготила ее.

Но теперь она...Collapse )
 
 
Vera Every
12 June 2019 @ 12:01 am
…когда ясно ощущаешь, что жизнь проникнута смыслом не нами вложенным. Что она неизмеримо громаднее наших представлений о ней. Что там есть силы и цели недоступные человеческому разумению так же, как паучку, плетущему в углу свою паутинку, недоступны бытие и намерения хозяйки со шваброй наперевес.
Если бы из всех ощущений, какие можно испытать в жизни, пришлось выбрать одно, я выбрала бы это, предпочтя его даже любви.

…когдаCollapse )
 
 
 
Vera Every
Черное озеро забыло, что оно «черное» и стало белым.
Стоит сейчас – все в цвету, как в снегу. Издали показалось, что воду у заболоченных берегов припорошило тополиным пухом, сверкающим на солнце. Тоже мне, бриллианты какие, недоверчиво фыркнула я и полезла напрямик через кусты – неутоленное любопытство хуже розги, ага.



Озеро тихо млело под солнцем, все покрытое мокрыми навощенными сердечками листьев – утята по ним, небось, как по паркету бегают, и ослепительно-белыми остролистными цветами. Маленькими – с детскую ладошку, похожими на корону, как раз для царевны-лягушки. Одна такая пучеглазая красотка (может и царевна – как знать) выскочила прямо из под моих босоножек, и заругалась из болота: «Ке-ке-ке! Ходют тут всякие…»
– Ладно, ладно, – сказала я, – у тебя зато вон какая красота! А я так только… полюбуюсь.


Кувшинки, белые лилии, нимфеи, русалкин цвет, волшебная одолень-трава...Collapse )
 
 
Vera Every
07 June 2019 @ 12:01 am


Полы мыть – хуже нет. Но что делать, раз бабушка сама не может – у нее спина болит, ей нагинаться нельзя. Это она так говорит «нагинаться». Я ее поправляю:
– «Нагибаться» надо говорить, или «наклоняться».
– Почему ж? – спрашивает бабушка и добавляет убежденно. – «Нагнуться» – «нагинаться».
У нее на все ответ готов. Я говорю насмешливо:
– Ты еще скажи, что надо говорить «шкап», «бежи» и тучА» вместо «тУча».
– А что, – миролюбиво гнет свое бабуля, – и так люди говорят.
– А нам в школе объясняли, что так неправильно! – прибегаю я к неотразимому аргументу.
– Ишь ты, в школе… – она качает головой. Но против моего ей возразить нечего.
Я победила, но бабушку чего-то жалко. Она тоже в школе училась, только давно потому, что родилась еще до революции. Наверно тогда все так говорили: «в шкапу», «нагинаться», «подмесца»… (подмести – упрямо поправляю я)
– Вот-вот, – кивает бабушка, – с этого и начни. Будто я сама не знаю!


Веник большой, еще не истертый, обернутый сверху...Collapse )
 
 
Vera Every
Иманд (26) – Анна (24)

– Ты чем-то огорчена? – спрашивает Иманд, глядя как Анна с хмурым видом копирует файлы из смартфона в компьютер.
Она неохотно кивает:
– Сегодня узнала, что мой дядя разводится с женой.
– Какой дядя – тот, что увлек тебя астрономией?
– Другого у меня нет, – Анна рассеянно следит за шкалой загрузки. – Семь лет назад я была на их свадьбе. Он уверял, что нашел женщину, с которой готов провести всю жизнь.
– И что же этому помешало?

Иманд догадывается, что Анна принимает несчастье дяди близко к сердцу не из одной родственной близости – она невольно проецирует на себя чужой печальный опыт.
– В таких случаях говорят: не сошлись характерами, – она поднимает смятенный взгляд. – Иманд, почему браки, даже заключенные по любви, так редко бывают удачными? Ведь не очертя голову женятся – кажется, разумные взрослые люди, имеют все шансы на счастье и сами в это верят, а потом… – не договорив, она встает, нервно расхаживает по комнате.

– Получается, совместная жизнь не такая, какой люди ее воображают? Или они обманываются друг в друге?
– Боишься, это и с нами может случиться? – понимающе говорит он.
Анна оборачивается к нему с надеждой:
– Я не хочу играть в семью, как в русскую рулетку.
Загрузка файлов завершена, но Анна слишком взволнована, чтобы вернуться к делам.
– Давай погуляем по парку? – предлагает она.

Денек пасмурный, тихий...Collapse )
 
 
Vera Every
В эти майские дни я хожу гулять в соседний микрорайон, где цветет сортовая сирень. Она сейчас везде цветет, но такого многообразия сортов, форм, цветов и размеров я нигде больше не видела.

Вроде, сирень она и есть сирень – ну лиловая, лавандовая, голубая, белая. Венгерская, китайская, амурская, (персидскую хрен найдешь) полумахровая, махровая… А зефирно-розовая, а сливочная, а фиолетовая с белым кантом? А кисти размером с человеческую голову? А цветочки по 3,5-4 см?


Вот, пожалуйста: большие и маленькие...Collapse )
 
 
Vera Every
Иманд (26, без двух недель 27) – Анна (24)

Последний день лета – жарко, но солнце, скрывшееся за вуалью облаков, и ласковый ветерок делают погоду приятной. Прибой вылизывает песок до блестящей паркетной гладкости и умиротворенно лепечет как заигравшееся дитя. Иманд, разнеженный теплотой воздуха, дремлет под тентом, опустив голову на сложенные руки. Ореховый загар красиво оттенен белыми плавками-хипсами. Плечи и лопатки там, где солнышко излишне горячо поцеловало его в день их первой (и, как надеется Анна, последней) ссоры – темнее, но следов ожога нет, спасибо коллагену, смешанному с соком алоэ, который растет здесь повсюду.


Анна в белом крепдешиновом сарафане...Collapse )
 
 
 
Vera Every
20 May 2019 @ 10:49 am


В эту яблоню все сердце окуни.
Осыпаются под ветром наши дни,
Облетает захмелевшая душа,
А сама-то ты, как яблонь, хороша!


А народ-то фантазию упражняет! Сакура, шиповник, эта… как ее – азалия!Collapse )
 
 
Vera Every
14 May 2019 @ 02:41 pm


Я сунула за щеку последний кусок шоколадки и разгладила ногтем хрустящую фольгу – до зеркального блеска. Она была необыкновенная – не серебряная, а золотистая, тоненькая и хрупкая. Как раз такую мне и надо.

Все мои сокровища хранились под кроватью в облупленной жестянке из под чая. Я достала ее, вытряхнула на кухонный стол все, что там было: нарядные пуговицы, оправленные в светлый металл с вытесненными на нем узорами, вырезанная из старинной открытки роза – не бумажная, а вся темно-бархатная, немножко шершавая на ощупь. Толстая стеклянная пробка от графина, чтобы делать радугу, когда захочу. Изогнутое петушиное перо переливчатое черно-сине-зеленое, почти как павлинье. Гремучий бумажный кулечек, набитый жемчужными шариками от рассыпанных бус (чтоб не раскатились), и наконец главное богатство – сломанная мамина брошка с настоящей, застывшей в янтаре стрекозой.

Налюбовавшись, я сложила все назад, присовокупив и фольгу. Нашла среди старых игрушек железный совочек и отправилась на улицу. Первым делом заглянула на заброшенную стройку – там битого стекла сколько хочешь. Подходящий осколок скоро нашелся. Я помыла его в луже, и он засиял ослепительным мокрым блеском. Осталось выбрать тайное местечко, подальше от любопытных глаз.

Ноги завели меня в...Collapse )
 
 
 
Vera Every
03 May 2019 @ 09:30 am
Первый, кто додумался сравнить женщину с цветком, был гением, но уже второй – олухом. Не помню, кто сказал, но мысль разделяю, памятуя об истории, которая произошла так давно, что теперь уже можно ее рассказать. Я бы может и не вспомнила о ней, если б ни «Вальс цветов», услышанный за завтраком. Под Чайковского во весь мой огромный монитор распускались гвоздики, гладиолусы, маргаритки, лилии… Я засмотрелась и… вспомнила.

Случилось мне как-то...Collapse )
 
 
Vera Every
28 April 2019 @ 12:07 pm

Таким было утро Пасхи в моем доме и в доме моей сестрички-норильчанки.
А каким оно было у вас, друзья мои? Поделитесь со мной фотографиями - нынче желаю праздновать в вашей компании!

 
 
 
Vera Every
Он (24) – Она (21)

Ему кажется, Мари сторонится его, ускользает от глаз. Нет, она по-прежнему благожелательна с ним, но в то же время далека, молчалива. Он невольно спрашивает себя, не обидел ли ее чем-нибудь?
В первые недели она охотно садилась рядом, разрешала брать ее за руку (может больше из сочувствия, чем из симпатии к нему), одаривала теплым взглядом. Теперь же незаметно отдалилась, отошла в тень, и каждый раз шутливо уклоняется от попыток удержать ее.

С тех пор, как смысл прикосновений стал вновь открываться ему, в нем пробудился жадный интерес к этой девушке, к ее красоте (теперь-то он разглядел) – пронзительной, хрупкой, дразнящей, к ее тайне, оберегаемой маской. Что заставляет ее блюсти инкогнито: скрывать лицо и ловко уходить от невинных разговоров, которые он не раз пытался завести?


Как ни скупы ее ответы, они показывают...Collapse )
 
 
Vera Every
19 April 2019 @ 07:03 pm
Моя давняя приятельница-норильчанка, выйдя замуж и мечтая вскоре переехать в загородный дом под Красноярском, начала новую жизнь с того, что завела здоровенного дворового кобеля – в однокомнатной «хрущобе» на пятом этаже. Спустя годы несчастный барбос там и помер – от старости.

Почему-то я вспомнила о ее «почине», когда пора начинать новую жизнь пришла мне самой. Это случилось 11 лет назад в Москве, где я очутилась без дома, работы, друзей и даже знакомых. Очутилась случайно – просто был билет до Москвы, и ни единого места на свете, где меня бы кто-нибудь ждал. Когда устраиваешь жизнь с нуля, надо же с чего-нибудь начинать. Кобеля решила не заводить. Хватит.


К тому же решение завести...Collapse )
 
 
Vera Every
13 April 2019 @ 11:38 am


Они прилетели, когда кругом еще лежал снег, и обнаружили, что большой пруд, всегда бывший им домом… исчез. Его спустили ради ремонтных работ в парке, обнажив вязкое илистое дно. Об утках, каждый год выводивших здесь потомство, и не вспомнили. Подумаешь, утки!
Должно быть, они растерялись: стоило отмахать полмира, чтоб сидеть теперь на краю грязной ямы…

Новый дом они нашли в двух кварталах от старого – маленький, тесный, скованный льдом. Но какой никакой, а все ж водоем. Даже расчищенная купальня у мостков есть. Я видела, как они прилетели ненастным вечером – деловитая справная парочка, вынырнули из низких слезящихся туч и, утробно перекликаясь, пошли на посадку.


Я думала, красавцы...Collapse )
 
 
 
Vera Every
Песню «У природы нет плохой погоды» должны были придумать именно в России. Потому, что о нашей погоде, как о покойнике – «…или ничего».
В детстве я думала, что средняя полоса, в которой меня угораздило родиться, называется так потому, что зимы и «не зимы» здесь примерно поровну – такое вот равновесие по-русски. На деле оно выглядит так: месяцев пять я хожу в зимнем, еще три или четыре – в демисезонном, а в остальные – как повезет.

То, что в России принято считать летом, живущие в нашем доме вежливые азиаты (кроме них никто больше в лифте не здоровается), деликатно называют «зимой с листьями». Я с ними не спорю. Как тут возразишь, если май у нас – месяц цветущих садов и последних (может быть) метелей.


Но для меня плохая погода это...Collapse )
 
 
 
Vera Every
Иманд (29) – Анна (26)

У Анны новая прическа, «шлем Афины» называется: спереди и с боков мелкие спиральные завитки плотно прилегают к голове, образуя «шапочку». Основная масса волос свернута пышным жгутом и, словно бы гребень, заколота шпильками высоко на затылке. Анне нравится: необычно, изысканно и замечательно подходит к ее вечернему туалету в античном стиле. Как раз по случаю: на приеме будет ну о-очень представительная делегация греков, потом «Орфей и Эвридика» Глюка в королевской опере, потом…

В отличном расположении духа, предвкушая восхищенный взгляд мужа – в образе богини он ее еще не видел – Анна с тихим торжеством вступает в гостиную. Иманд в ожидании листает томик каких-то стихов. Услышав шаги, поднимает голову, и ему с трудом удается сохранить лицо. Анне кажется, что она похожа на шлемоблещущую Афину, а Иманду – что жене на голову ведро макарон вывернули. Короткое замешательство и натянутая улыбка сообщают Анне мнение мужа раньше, чем он успевает что-то сказать.


Тебе не нравится…Collapse )
 
 
Vera Every
25 March 2019 @ 09:30 am
Жесткие диски моего компьютера дышат на ладан. Обсуждаем с мастером варианты замены. Он спрашивает про объем хардов и удивляется: за семь лет на моем рэйде (зеркальный дисковый массив) не наросло и 100 «гигов» личной информации, включая сохранившийся фотоархив за последние 15 лет.
– Так у вас что, диски почти пустые? – не поверил компьютерный гений.
– Ну тексты, они же совсем мало весят, – попыталась оправдаться я.
– Эх, а у меня одних только фоток на полтора терабайта, – вздохнул он.
Этот разговор вернул меня к давней мысли…

Года четыре назад моя приятельница, собираясь на выходные в Лиссабон, спрашивала совета, брать ли фотоаппарат.
– Не бери, – сказала я.
Ну как это не брать – нет, она так не может!
Вернувшись, гордо отчиталась:
– Три тыщи снимков привезла! – и добавила с видом покорности судьбе. – Теперь месяц разбирать придется…
Надо ли говорить, что она не разобрала их до сих пор?


Когда сто лет назад...Collapse )
 
 
Vera Every
20 March 2019 @ 10:56 am
Иманд (26) – Анна (23)

– Можно задать тебе очень личный вопрос? – спрашивает Иманд, едва они выходят из душного банкетного зала на верхнюю террасу.
Угасающий весенний день – серенький и холодный, уступает место неласковому вечеру. Угрюмое небо в клочковатых тучах готово пролиться дождем на лилово-желтый ковер из крокусов, расстеленный по широким уступам каскадного парка. Но каменные плиты террасы уютно позолочены светом из венецианских окон и раскрытых по обоим концам зала высоких двустворчатых дверей. На террасе людно – гости вышли подышать вечерним воздухом. Анне кажется, что для личных разговоров здесь слишком много ушей.

– Пойдем вниз, – предлагает она.
По нижней террасе разгуливает терпко-соленый балтийский ветер, а больше нет никого. Пахнет влажной землей, морем и скорым дождем. Анна зябко кутается в шерстяной палантин, отороченный пушистым мехом, и обращает к нему безмолвный взгляд: спрашивай.
– Ты считаешь себя красивой?


Анна в замешательстве...Collapse )
 
 
Vera Every
Кое-что про суд потомков и плоды просвещения...

Под Зеленоградом в местечке под названием Цесарка базируется ОМОН. «Учебка», как говорят, нехорошая – не в смысле дедовщины (про то не ведаю), а в смысле «нечисто» там: кони призрачные по коридорам скачут, старинная музыка из леса доносится, бабка «вся в белом» шастает, ну это бы ладно… А вот дух убийцы Лермонтова – это, извиняюсь, эксклюзив, его больше нигде не встретишь. Бродит будто бы вокруг руин Знаменской церкви – замогильными вздохами часовых смущает (думаете, шутки шучу? – ан нет, местных краеведов пересказываю).


Почему убийца поэта...Collapse )
 
 
Vera Every
11 March 2019 @ 12:58 am
Друзья мои!
Я ищу работу и прошу вас, если имеете возможность, помочь мне. Нужна удаленная работа, связанная с написанием текстов. Написать могу что угодно: статьи для периодики, книги, буклеты, контент для сайтов, посты для соцсетей…
Темы – любые: история, культура, искусство, краеведение, природа, туризм, психология, общество, педагогика, биографии, женские темы и т.д. Словом все, кроме узкоспециализированных тем, требующих профессионального знания предмета.

Могу изложить сложное простым языком, превратить корявый текст в литературный, адаптировать материал для любой аудитории и возрастной группы.
Опыт работы – 15 лет, портфолио, образцы текстов готова предоставить.
Заинтересована как в постоянной, так и во временной или проектной работе по срочным договорам.

В идеале хотела бы найти постоянную удаленную работу в издательстве или фирме (неважно в России или за рубежом), писать книги или крупные материалы гуманитарной направленности, требующие погружения в тему.

Если вы знаете, кому нужны такие услуги, пожалуйста, помогите нам найти друг друга. Если лучше переговорить, чем писать, со мной можно связаться по скайпу (vera_every).
Заранее признательна вам за помощь.

 
 
 
Vera Every
08 March 2019 @ 02:33 pm
Ровно год назад 8 марта со мной случилось нечто странное. Я не помню, как это вышло. Утром встала: человек как человек, а к ночи была уже будто не в себе малость. И в этом состоянии провела весь следующий год – один из лучших в моей жизни.

Чтобы объяснить происшедшее...Collapse )
 
 
 
Vera Every
27 February 2019 @ 09:30 am
Я – книголюб, книгоман, книгочей. Книги, если говорить об оказанном влиянии, всегда значили для меня больше, чем люди. Друзей, советчиков, собеседников, чье общество доставляло бы сравнимое удовольствие, мне в жизни не встретилось.

Любовь к книгам пришла от отца – детдомовского выкормыша, просиживавшего штаны в библиотеке сиротского дома в свободное от пацанских затей время. Повзрослев, он стал утолять страсть к чтению, скупая книги всюду, где только бывал. Машинист тепловоза из районного депо не бог весть какой путешественник, но ни один книжный магазин на участке от Тулы до Козельска, не был оставлен им без внимания.

Благодаря отцу, в нашем доме нет-нет, да и появлялись к моей вящей радости дефицитные «Рассказы и сказки» Толстого, «Конек-горбунок», «Витязь в тигровой шкуре», «Истории из Геродота», «Желтый туман» Волкова, «Астрономия в картинках», «По следам минувшего» Яковлевых, «Уральские сказы» Бажова и еще много такого, чего нельзя было достать ни в школьной, ни даже в городской библиотеке.



Книги, как все хорошее, были дефицитом...Collapse )
 
 
Vera Every
Я ни то ни сё. И не потому, что полукровка – отец чистокровный немец, мать – русская, а потому, что не ощущаю своей принадлежности ни к русским, ни к немцам, и, увы, вообще ни к какой нации.

В старом паспорте в графе «национальность» у меня стояло «русская». А у моей сестрички предусмотрительное «немка». Одно время она подумывала об эмиграции в Германию и даже сделала в этом направлении какие-то шаги, но после раздумала. У меня таких желаний сроду не было. Бог знает отчего, меня даже никогда не тянуло взглянуть на землю предков – я не чувствую с ней связи. Могла бы съездить хоть завтра: шенген открыт – лети птичка… Птичка не летит.
Мысль уехать из России не приходила мне в голову не потому, что я хочу жить здесь, а потому, что мне, в сущности, все равно, где.


Хотя немецких черт во мне...Collapse )
 
 
Vera Every
Я выбрала те из твоих вопросов, ответы на которые могу уложить в пару абзацев.

У меня выбор: или тебе отвечать или писать дальше....Collapse )
 
 
 
 
Vera Every
Этот вопрос я задала Ёлке в воскресенье за завтраком (кто о чем разговаривает со своими детьми воскресным утром, а я… да-с…)
– Ну… думаю, лучше постараться найти в этом хорошие стороны, – уклончиво говорит она.
Ёлка как все: отвечает не на тот вопрос, какой задан, а на тот, на который у нее есть ответ.
– Э нет, – качаю головой я, – представь, что ты, с нынешним опытом, знанием о жизни и ее перспективах, вернулась в тот момент, где решается: быть или не быть. И решаешь ты сама. Стоит ли твоя конкретная жизнь того, чтобы жить?
– Нет.

Моей дочери 21 год. В этом году она окончит университет, очевидно, с красным дипломом. Ёлка здорова и благополучна во всех отношениях. Она выросла в любви, у нее было счастливое детство и вполне безмятежная юность – без бед и драм, не говоря уж о трагедиях. Она еще не нюхала пороху, не хлебнула жизни, не столкнулась с настоящим страданием, безысходностью. В каком-то смысле, она «тепличный цветок», просто знающий, что за стенами оранжереи отнюдь не курорт. И все же ее ответ «нет».

С ее точки зрения – молодой, красивой, перспективной, не имеющей за плечами никакого отягощающего опыта, жизнь не стоит того, чтобы жить. Она успела узнать об этом достаточно, чтоб ответить сразу, без колебаний:
– Если бы выбирала я, меня бы не было.
Мама, роди меня обратно…


Прежде, чем приставать с вопросами к другим...Collapse )
 
 
Vera Every
04 February 2019 @ 09:28 pm
Однажды (несколько лет назад) я решила, что не стану больше смотреть новости. Тратить время и внимание на пропагандистскую брехню все равно, что платить золотом тем, кто гадит тебе на голову. Еще раньше я разделалась с рекламой. За последние 8 лет не видела ни одного рекламного ролика, в сети использую блокировщики, а на баннеры у меня стойкая слепота – я их не замечаю.

С некоторых пор я...Collapse )
 
 
Vera Every
Иманд (32-33) – Анна (29-30)

Разочарование
Первое, что сделал Оскар, явившись на свет звездной майской ночью – разочаровал свою родительницу.
– Ну куда это годится! – восклицает она несколько дней спустя, хорошенько разглядев чадо и убедившись, что подозренья не обманули ее. Где-то она уже видела эти крупные льняные кудри (Малыш родился с богатой шевелюрой), тонкие брови вразлет и огромные голубые глазищи… Где-где – в зеркале!

– Я так надеялась, что он будет похож на тебя… – непритворно жалуется она мужу.
Иманд слушает ее с улыбкой. Он ничего не имеет против херувимчика-сына, и совсем не расстроен, что мальчик не похож на него ни единой черточкой.
– Ну зачем парню эти девчачьи локоны? – продолжает выступать Анна. – Ты что, не мог поделиться с ним своей мужественной красотой?
Иманд успокоительно целует жену и, шутя, говорит ей на ушко:
– Меня учили, что девочкам нужно уступать.


Как бы ни ворчала мать...Collapse )
 
 
Vera Every
29 January 2019 @ 05:41 pm


Розовым январским вечером, неподалеку от Черного озера, я заметила кружащую над опушкой крупную птицу. Солнце село. Запад налился брусничной краснотой и тихо тлел, угасая. Парящий силуэт в еще светлом небе я не узнала – не ястребок, ли? Описав круг-другой, птица пропала. Я еще потопталась на берегу озера (не вернется ли?), повздыхала, глядя на открыточный пушистый пейзаж, да и пошла восвояси; чай, не лето – долго не простоишь.

Потом ударили запоздалые Крещенские морозы...Collapse )
 
 
 
Vera Every
24 January 2019 @ 09:30 am
Почему мы живем в вечном «сейчас»? Почему время внутри нашего сознания – эдакое размазанное на всю жизнь настоящее?

Звучит странно? Гораздо чаще услышишь сетования, что человека, мол, «здесь и сейчас» не застанешь – вечно он уносится мыслью либо в прошлое, либо в будущее, а настоящее упускает. А вот неправда! Все, что мы переживаем, мы переживаем как происходящее в сей момент. Даже вспоминая о прошлом или строя планы на будущее, мы делаем это «прямо сейчас». Хотя вне нашего ума никакой «сейчасности» нет.

За пределами нашей черепной коробки...Collapse )
 
 
Vera Every
Иманд (31) – Анна (28)

Спустя несколько дней после разговора о любви и либидо, Анна сидит в уголке дивана с шитьем на коленях. Перед ней – корзинка с лоскутками и открытая шкатулка с нитками и булавками. Она уже смастерила нечто вроде варежки и теперь обшивает ее тесьмой.
– Вот ты где! – Иманд заглядывает в ее уютно освещенный уголок. – Что ты шьешь?
Он садится рядом с электронной книгой в руках.
– Кукол-перчаток для няни Сири. Слышал, какие сказки про зайчика и принцессу она сочиняет для Соланж? – Анна показывает ему заготовку с фетровыми ушками и пушистым клочком меха сзади. – А вот и принцесса.
Иманд разглядывает голубую «варежку», наполовину обшитую тесьмой, замечая, что кукольная одежка из той же ткани, что и любимое платьице Соланж.
– Это, чтоб няне было удобнее назидать, – шутит Анна, и любопытствует. – Что читаешь?

– «Метафизику половой любви».
– А, Шопенгауэра…
Легкая ирония, скользнувшая в ее интонации, удивляет Иманда.
– Не разделяешь его взглядов? – спрашивает он.
– Как тебе сказать… – Анна трет висок, собираясь с мыслями. – Я спокойно отношусь к идее о том, что половая любовь обслуживает интересы рода, а не индивида. Но вся его «Метафизика» – иллюстрация того, как разум ищет и обосновывает то, что прикажут ему искать. Вместо свободы мысли – суетливое желание подогнать факты под теорию.

– Считаешь его предвзятым в этом вопросе?
– Да. А ты?
– А я еще не все его аргументы выслушал, – улыбается Иманд.
– Тогда почитай вслух, – просит Анна, – с того места, где остановился.
Оба любят эти редкие спокойные вечера за книгой и рукоделием.


Дочитав до того места, где...Collapse )
 
 
Vera Every
16 January 2019 @ 08:05 pm
Люблю, стоя в очереди к кассе, созерцать едущие по транспортерной ленте чужие покупки (ну интересно же сопоставлять человека и его набор еды). Подавляющее большинство продуктов на ней – все эти пельмени, батоны, жестянки с напитками и пластиковые бутыли с ними же, пачки кетчупа и майонеза, палки колбасы, мерзлые коробки с «чебурелями» и прочими замороженными изделиями из пересоленной туалетной бумаги – никогда не окажутся в моей тележке.

Примерно половину того, что продается в наших магазинах, я за еду не считаю. А из оставшейся половины – две трети не устраивают по составу. Можно подумать, я ужасная привереда. Наверно так и есть. Тем не менее, из каждого похода в магазин (обычно он случается раз в три дня) я возвращаюсь с полными сумками. А в них чего только нет!


Во-первых...Collapse )
 
 
Vera Every
Иманд (29-30) – Анна (26-27)

День рождения
Выпроводив визитеров, Иманд выдыхает: наконец-то одни – и, обернувшись от дверей, смотрит на жену. Она полусидит в постели среди подушек, пристроив на опавшем животе сверток с вяло шевелящейся девочкой. Анна выглядит уставшей, и все же от нее веет неизъяснимым сочетанием внутренней силы, мягкости и довольства, каким отмечает женщину материнство.

Прошла зима, весна и лето с тех пор, как ее обольстительность впервые уступила место благодатному покою и тихой радости, разлитой во всем облике. Эта новая Анна влекла и волновала его округлой плавностью движений, туманной, обращенной в себя улыбкой, важностью матроны, проникнутой сознанием своей миссии. Таинство творящейся в ней жизни сделало ее недоступной обычному вожделению. И в то же время вся она – упруго раздавшиеся бедра, налитая пышная грудь, атласная кожа – звала и манила к любви.


Их любовные отношения...Collapse )
 
 
Vera Every
Раньше на Святках мы гадали: лили воск, запускали в тазу кораблики из ореховой скорлупы, доставали из полотняного мешочка руны, зажигали перед зеркалом свечи, образуя уходящий в зазеркалье сверкающий коридор… Мне было интересно. А потом перестало быть.
Это случилось давно и без всякого повода. Страха нет, и я вовсе не уверовала в пагубность этого занятия. Просто стало все равно, что там впереди – как случится, так и ладно.


Но кое-что насчет будущего мне все же интересно...Collapse )
 
 
 
Vera Every
03 January 2019 @ 11:41 pm
Список прочитанных за год книг с короткими комментариями к ним – сугубо личными, на истину не претендующими. Некоторые книги выделены шрифтом или подчеркиванием, и очень редко – восклицательным знаком в скобках.

Что это означает:Collapse )
 
 
Vera Every
30 December 2018 @ 06:41 pm
Вот не думала, что настанут дни, когда, наряжая елку, стану спрашивать себя: а на кой она мне? Зачем я вообще это делаю? Раньше ответ казался очевидным: ну как же, традиция! И я, воспитанная атеисткой (но не оставшаяся ею) понимала эту традицию, как связь времен и поколений. Каждый год в конце декабря мы делаем одно и то же: ставим елку, достаем игрушки…

Вот в них-то все и дело – в игрушках. В облезлых стеклянных шариках с вогнутыми боками, в блестящих веретенцах сосулек, в картонной птичке с растрепанным клювом (это я маленькая кормила ее зерном), в кособоких избушках, с «глазированными» крышами, в серебряном космонавте, на шлеме у которого написано СССР, в ватных зайцах с ватными же морковками… И еще в неизменном деде Морозе с облупившимся носом и мешком, в котором я проковыряла дырочку, чтоб хоть одним глазком на подарки…


Эти старенькие игрушки помнили больше новых годов, чем я...Collapse )
 
 
Vera Every
К новогодним подаркам у нас в доме отношение простое: если ничего не хочется, то и не надо. Как говорит Ёлка: «Приятно делать подарки тому, кому они нужны», и я с ней согласна.
Такие подарки мы с удовольствием дарим каждый год – превращаемся на несколько часов в снегурочек и летаем по городу, нагруженные нарядными шуршащими пакетами. Мы никогда не узнаем, кому они вручены, а люди, их получившие, не узнают, кто их порадовал – и это правильно: на Новый год должно быть волшебство и сюрпризы.


А чудеса таки случаются...Collapse )
 
 
Vera Every
Иманд (28) – Анна (25) – Эдмунд (26)

– Ты совсем не обижаешься на меня, – говорит она. – Почему?
Иманд пожимает плечами:
– Но ты и не хочешь обидеть.
– Не хочу, – подтверждает Анна, и добавляет самокритично, – но иногда бываю невыносима.
– Бываешь, – муж вздыхает, – редко и не нарочно, – в нем говорит чувство справедливости.

– Но ты и тогда не обижаешься. Прощаешь еще до того, как я прибегу с извинениями.
Он еле заметно, как бы про себя улыбается, разглядывая свои руки, лежащие на коленях.
– К тебе не стыдно прийти, не унизительно, – продолжает она. – Ты не делаешь оскорбленный вид, не заставляешь себя упрашивать. Я раньше стеснялась прощения попросить, не любила этого, старалась оттянуть неприятный момент. А с тобой стало наоборот – стыдно лишнюю минуту промедлить. Но почему, когда я задеваю тебя, ты не задеваешься?


Он знает...Collapse )
 
 
Vera Every


Впервые испытав ощущение дежавю лет в 12, я им очень заинтересовалась, но, почитав, что пишут: мол, аберрация сознания, игры памяти, сбой в работе мозга – разочаровалась и… не поверила. Не может быть и все тут! Так и осталась при своих сомнениях, не чая когда-либо выяснить, как оно на самом деле. В следующие 35 лет дежавю посещало меня как и всех – время от времени. И за эти годы я ничего нового о нем не узнала.

Прошедшей весной я сидела в лесопарке на скамейке и смотрела «кино» в собственной голове. («Кино» это, к слову, мне показывают уже лет тридцать, так что ничего странного в том для меня не было.)


Итак, кадр:Collapse )