чистый лист

Стокгольм. Зрелость

Томаш (55) – Иманд (43) – Анна (40)

Разговор не клеится – как обычно. Томаш уже перечислил все несчастья, постигшие его за неделю. Как-то: нечаянно стертый файл с важными вычислениями, кофе, пролитый на светлый выходной костюм, отцовские часы, которые часовщик вернул ему со словами: «Теперь это только сувенир» (а уж если так сказал швейцарский часовщик…), и сейчас жалуется на «зверские мозоли», которые натер, бродя по альпийским склонам. Брат вовсе не нытик, просто в его однообразной жизни нет других событий, которыми он мог бы поделиться.

Сказать, что Иманд ведет эти беседы в сети ради удовольствия – сильно погрешить против истины. Просто он считает необходимым поддерживать родственные связи, ведь других родных у Томаша нет. И ему, как всем одиноким людям, хочется тепла и внимания. Думая об этом, Иманд вздыхает, готовясь высказать сочувствие.


Collapse )
лед

Снежки



Зима только пришла, а уже сдулась как воздушный шарик – опала, обмякла, повеяла влажным дыханьем в лицо и выставила под ноги оплывших снежных баб с дряблыми боками, брошенных ночевать в темном заметенном лесу – совсем не страшном. Иду между черных еловых колон – земля под ногами светлее неба. Гляжу, что это за красные огонечки мерцают среди веток в стороне от протоптанной дорожки? Не то чтоб я собак в светящемся ошейнике не видела, но ведь не на деревьях же!

Collapse )
наяда

Место, где чувствуешь себя счастливой тушкой

…просто глядя на море под солнцем, чья лепечущая синь простирается от твоих босых ступней до границ ойкумены, на расчесанные ветром – все на одну сторону – серебристые оливы на склонах зеленых холмов, на берега, прихотливо изрезанные мысами и укромными бухтами.



Collapse )
чистый лист

Стокгольм. (Не)Постоянство любви

Иманд (41) – Анна (38)

Анна слышит, как кто-то упрекает Иманда в педантизме и мысленно соглашается с говорящим. Да, так и есть: нравится это другим или нет, но ее муж самый настоящий педант – последовательный и методичный во всем, что делает, придирчиво-внимательный к мелочам, пристрастный к соблюдению буквы. Разгильдяям с ним ох как тяжко. А уж ему с ними… Да что скрывать, Анну эта приверженность к порядку тоже изрядно допекает. Хотя за рамки разумного он, надо признать, не выходит.

Но черт возьми, круглые сутки видеть перед собой живой (да к тому ж еще и требовательный) образец организованности, неукоснительной точности и корректности – хоть кто взбесится! В особенности, когда этот «образец» в ответ на предложение пренебречь парой никому не нужных формальностей одаривает ее взглядом полным немого укора, мол, как же можно на святое-то покуситься!


Collapse )
Boston

Шишка

Давеча мне в лесу на голову шишка упала – тюк по темечку. Шишка как шишка – еловая. Может белка уронила, а может ёлка сама хорошо прицелилась. Я макушку почесала и ёлкин снаряд в карман сунула.

Вот думаю, символично: когда яблоко на голову падает – известно, что бывает, хотя… смотря какое яблоко. От антоновки, к примеру, синяк может случиться или рецепт Белёвской пастилы, а если, упаси бог, джонаголд свалится – жди сотрясения мозга. А когда на вместилище ума натурально шишки валятся – это к чему? Случайность, скажете? Вот и про Ньютона то ж говорили, дескать, что яблоко – чепуха, Ньютон он и без яблока ого-го! Ну ладно, а кому и шишка – сувенир.


Collapse )
может быть

Остановись мгновенье?

Ниже два коротких отрывка из дневника.
Автор – молодой человек, ему 25. Контекст таков: из-за непредвиденных обстоятельств он принял гостеприимство девушки, которая ему чрезвычайно нравится. Но с общепринятой точки зрения, он ей не пара. И впереди у него несколько недель под ее кровом.


Collapse )